МАТЕРИАЛЫ  ДЛЯ   СТУДЕНТОВ

Судебная  ситуация   1

В праздничные дни, около трех часов ночи, группой молодых людей, гулявших по дворам Центрального округа, был разбит и подожжен автомобиль "Запорожец", приспособленный для управления инвалидом без обеих ног. Машина принадлежала ветерану Великой Отечественной войны и являлась для него единственным средством передвижения. Вместе с тем, необходимо отметить, что никто из троих молодых людей и обеих девушек, бывших в компании, не находился в состоянии алкогольного опьянения. Кроме того, машина половиной своего корпуса стояла на детской игровой площадке, что и вызвало, по словам обвиняемых, их наибольшее недовольство. Помимо, этого, и этот факт подтвержден соседями, автомобиль имел такой вид, что его можно было принять за брошенный.

Суть судебной риторики: обвинитель требует значительного наказания в виде лишения свободы для инициатора акции и поджигателя (это разные люди) и меньших сроков для остальных участников акции, мотивируя это, помимо буквы закона, тем, что в нашей стране ещё предстоит учиться уважению к собственности. Защитник настаивает на штрафе для поджигателя и снятии вины с остальных, кроме соответствующих штрафов за шум в ночное время (с 23.00 до 7.00).

Судебная ситуация  2

Водителем большегрузного автомобиля был сбит молодой человек. Исход происшествия для пострадавшего летален. Однако обстоятельства таковы, что пострадавший неожиданно вышел на трассу в неположенном для перехода месте, что, по сути, свидетельство неадекватности восприятия им реальности. Кроме того, зафиксирован факт его сильного наркотического опьянения.

Суть судебной дискуссии родители пострадавшего обвиняют водителя грузовика в том, что он не предотвратил происшествия ("убил"). Защитник, напротив, настаивает не только на снятии вины с водителя, но и на предъявлении иска родителям покойного за нанесенный моральный, материальный и физический ущерб подзащитному (содержание под стражей, простой автомобиля и, зафиксированный медицинской комиссией, нервный срыв).

Судебная  ситуация  3

Неожиданно придя с работы домой, супруг застает законную супругу в непосредственной интимной связи с мужчиной. В припадке ревности муж, в прошлом мастер спорта по рукопашному бою, наносит единственный удар по телу противника и, сдержавшись, овладевает своими эмоциями. Однако по причине хронической болезни органов дыхания пострадавший умирает от асфиксии, даже несмотря на грамотные действия супругов по оказанию первой

 помощи.

Еще до приезда скорой помощи супруг вызвал милицию и сделал заявление о происшедшем.

Суть судебной дискуссии обвинитель настаивает, что убийца должен понести самое суровое наказание, защитник аргументированно отстаивает требование смягчения вины.

Судебная ситуация 4

Гражданин К., частнопрактикующий врач-терапевт, доктор с многолетним стажем, на счету которого сотни излеченных самых разнообразных людей (маленький нюанс для ораторов: очень многие из них присутствуют на суде и эмоционально на стороне обвиняемого). Еще детали: сам он весьма пожилой человек и даже внешне производит очень благоприятное впечатление ("не выглядит" подсудимым). Что же произошло и почему идет суд над таким уважаемым человеком? Дело в следующем: К., по личной просьбе неизлечимо больного человека, испытывавшего ужасные страдания, собственноручная расписка в чем последнего приложена к материалам следствия, сделал ему смертельную инъекцию. Причиной же смерти в свидетельстве проставлена "острая сердечная недостаточность", симптомы которой почти неотличимы от симптомов, которые сопровождают действие введенного препарата. Однако после иска жены больного, который пятидесятитрехлетняя женщина подала в связи с тем, что её доля в наследстве покойного, согласно завещанию, её не устроила, и она надеялась на пересмотр им документа, следствием была установлена действительная причина смерти. Сделать это не представлялось сложным, ибо химический анализ судмедэкспертизы сразу показал наличие в организме покойного яда.

Суть судебной дискуссии: обвинитель считает, что произошло убийство, и виновный в нем должен отвечать по закону как его совершивший, кроме того, имеет место нарушение врачом клятвы Гиппократа, и кроме тюремного срока, он должен быть навсегда лишен права заниматься врачебной практикой. Защитник придерживается прямо противоположного мнения: сам факт суда над столь уважаемым человеком нонсенс, а его действия есть прямое выполнение врачебного долга, и он не убил (то есть не нарушил закон) и не навредил (то есть не преступил клятвы Гиппократа), а облегчил страдания больного выполнил свою прямую обязанность.

Судебная ситуация 5

Весьма обеспеченный гражданин, владелец торгового заведения, постоянно выгуливал принадлежащую ему собаку породы "кавказская овчарка" на детской площадке во дворе дома, причем она обладала полной свободой передвижения (не пристегивалась на поводок) и была свободна от намордника. Это подтверждается массой свидетелей жильцов дома.

В день происшествия собака набросилась на пятилетнего мальчика, гулявшего на детской площадке с матерью, в результате у пострадавшего глубокие раны плеча, ив настоящий момент врачи борются за сохранение почти ампутированной травматически (откушенной) руки.

Суть судебной дискуссии родители пострадавшего ребенка обвиняют гражданина в происшедшем. Его защитник строит свое выступление на том, что названный гражданин не виновен, ибо собака не набросилась бы на ребенка, если бы он не стал её дразнить и замахиваться на неё рукой. При этом защитник переносит вину на мать ребенка, не уследившую за действиями сына.

Судебная ситуация 6

Владелец квартиры, фанатичный любитель и коллекционер старинных монет, состоявшийся ученый историк-нумизмат после попытки ограбления его квартиры стал очень опасаться за свои раритеты. Будучи под впечатлением разграбления нескольких коллекций своих коллег и не веря в прочность дверей и замков, установил в доме жестокий сюрприз для воров: мощный арбалет, автоматически поражающий всякого чужого, проникшего в квартиру. По расчетам специалистов немецкой фирмы-разработчика данного средства защиты имущества, арбалет (по высоте установки и силе выстрела) должен был ранить грабителя, но не смертельно. Однако один из подростков, участников налета на квартиру, в момент пересечения луча датчика двигался в полуприсяде, и стрела поразила его в глаз, а не в грудь, как рассчитывалось изначально. Смерть наступила через несколько минут. Остальные подростки, участники налета, разбежались, но были легко вычислены и задержаны.

Суть судебной дискуссии в том, что прокурор, на стороне которого родители погибшего подростка, и эмоционально (убил человека ради нескольких монет) часть публики обвиняют ученого в совершении непредумышленного убийства. Защитник полагает необходимым снять обвинение. В своем выступлении он опирается на то, что убийства, в принципе, не должно было произойти. И по многим причинам: средство защиты собственности было в свободной продаже за рубежом, не является смертельным согласно прилагаемым документам и, самое главное, никогда не выстрелило бы в подростка, не проникни он с помощью взлома в чужую квартиру.

Судебная  ситуация  7

Молодая семья (муж предприниматель, представитель среднего бизнеса, абсолютно законопослушен в вопросах профессиональной деятельности, его жена студентка, ребенок мальчик двух с половиной лет) приобрела в собственность квартиру на окраине Москвы. Правительство города сразу прописало всех на указанную жилплощадь, так как оба взрослых члена семьи москвичи по происхождению и всегда проживали в столице. Квартплату и различные взносы платили абсолютно своевременно и полностью. Однако квартира была приобретена у весьма пожилой гражданки с правом её пожизненного проживания. В течение полугода отношения между соседями, занимавшими две разные комнаты в двухкомнатной квартире, были совершенно нормальными, более того, по свидетельским показаниям соседей по подъезду, старушка была весьма довольна заботой о себе. По прошествии полугода неожиданно началось развитие прогрессирующей умственной деградации пожилой женщины. Параноидальный бред сопровождался постоянными криками о помощи, стуками в стены и прочими всякими разнообразными шумовыми эффектами. Постоянный стресс сказался на здоровье всех членов семьи, особенно трехлетнего ребенка. Освидетельствование врача-психиатра ситуацию к лучшему не изменило: умалишенную, как не представляющую реальной опасности и по причине отсутствия мест в стационарах, не госпитализировали в спецмедучреждение. Однако отказ был устным, письменного подтверждения тому нет. Доведенный до отчаяния очередным ночным припадком соседки и особенно болезненной реакцией ребенка, отец семейства привязал её к кровати, почти совершенно обездвижив, и заклеил ей рот скотчем. Трудная проходимость носового дыхательного пути привела к тому, что женщина через несколько часов умерла от асфиксии.

 Суть судебной дискуссии: прокурор обвиняет мужчину в убийстве, адвокат стремится добиться снятия вины вообще.

Судебная  ситуация  8

Военнослужащий N-ской войсковой части, прослуживший чуть меньше года, сменяясь с боевого дежурства в карауле на отдыхающую смену, в момент сдачи боевого оружия и боеприпасов захватил двух заложников, укрывшись с ними в одном из помещений. Под угрозой расправы над заложниками, своими сослуживцами, он потребовал встречи с высокопоставленной военной комиссией, исключив переговоры с командованием части и соединения. При встрече с представителями военной прокуратуры штаба округа он моментально сдался и дал объяснения мотивам своего поведения. По словам обвиняемого, все время с момента начала службы и в течение десяти месяцев до происшествия он, весьма слабо физически развитый человек, от природы ярко рыжий и с сильно-торчащими ушами, подвергался постоянным моральным и физическим издевательствам старослужащих. Следы побоев (синяки, ссадины и т.д.) члены комиссии обнаружили при непосредственном осмотре о156иняемото. По словам обвиняемого, все его попытки обратиться с жалобой на происходящее через младших командиров заканчивались физическими побоями за "стукачество". Опять же со слов обвиняемого, попытки обратиться непосредственно к офицерам грубо пресекались последними, с объяснением, что обращаться можно только по инстанции. Попытки письменно обратиться к командованию части и соединения через заместителя командира по воспитательной работе с личным составом привели к тому, что сами жалобы исчезли (комиссия их не обнаружила), а о факте жалоб стало известно все тем же старослужащим, усилившим издевательства над "стукачем" до нетерпимых. Этим обвиняемый объясняет свое нежелание вести переговоры с командованием части и соединения.

Одна деталь: все время нахождения с заложниками в захваченном помещении обвиняемый держал автомат на предохранителе, что подтвердили сами заложники, чем исключал возможность случайного выстрела.

Суть судебной дискуссии: военный прокурор требует самого сурового наказания для обвиняемого по причине явного воинского преступления: захват заложников при помощи боевого оружия в карауле. Защитник выступает за снятие обвинения по причине невозможности выхода его подзащитного из сложившейся ситуации иным путем (то есть вина за случившееся лежит, по его мнению, на командовании части и старослужащих военнослужащих срочной службы).

Судебная ситуация 9

Весьма неблагополучная ситуация, сложившаяся в одной семье, проживавшей в небольшом рабочем поселке, закончилась трагически. Глава семьи, оставшись без работы в связи с закрытием предприятия, на котором проработал 12 лет и, не имея иной специальности, стал сильно выпивать. В состоянии алкогольного опьянения он нередко жестоко избивал жену и детей, однако, протрезвев, сильно раскаивался в содеянном и даже несколько раз совершал попытки к суициду. Жалея его, супруга не подавала письменных жалоб в органы правопорядка, однако, участковый милиционер был в курсе событий, поставленный в известность соседями. Вместе с тем, без письменного заявления со стороны супруги он не мог принять мер. Происшествие случилось в праздничный день, когда, после весьма значительного количества выпитого крепкого спиртного (по свидетельским показаниям около 0,5 литра), мужчина особенно жестоко стал избивать жену и детей. Женщина, воспользовавшись его падением, сумела связать ему руки за спиной первым попавшимся средством проволокой и покинуть квартиру вместе с детьми. Найти участкового милиционера ей не удалоськак выяснилось позже, он встречал праздник на рыбалке. Единственный дежурный милиционер в местном отделении, со слов обвиняемой, отделался от неё весьма грубо, просто выставив за дверь. Однако этому нет ни письменных (что понятно), ни свидетельских подтверждений, кроме слов детей трех и пяти лет. Вечер и ночь женщина с детьми провела у знакомой, а утром обнаружила супруга мертвым. Смерть наступила в результате того, что мужчина, отчаянно пытаясь освободиться, разрезал себе на руках проволокой вены и умер от потери крови.

_Суть судебной дискуссии: обвинитель настаивает на наказании за убийство, которое должна понести женщина, защитник вообще полагает необходимым снять с неё вину.

Судебная ситуация  10

Молодой человек, которому только что исполнилось семнадцать лет, был задержан сотрудниками правоохранительных органов в центре столицы с поличным при распространении сильнодействующего наркотического вещества героина. На допросах задержанный показал, что занимался этим запрещенным бизнесом впервые. Непосредственно это доказать невозможно, но косвенно это подтверждается тем, что он явно не имел опыта маскировки, не сумел среагировать на появление сотрудников МВД без формы и т.д. Поставка осуществлялась через оптового продавца, обратной связи с которым, по известным причинам, у задержанного нет. Сам задержанный объяснил свои преступные действия, незаконность которых он прекрасно сознавал, необходимостью в очень короткое время заработать значительную сумму денег на лечение больной, матери. По ходу следствия удалось установить, что задержанный является единственным ребенком сорокадевятилетней женщиныинвалида, которой действительно требуется срочная платная операция. Кроме пенсии по инвалидности, получаемой матерью задержанного, других источников существования у семьи нет. Никого из родственников обнаружить не удалось. Все вышеперечисленное заставляет предположить, что заявление задержанного о причинах преступления правда.

Суть судебной дискуссии: обвинитель полагает, что совершивший подобное преступление не заслуживает никакого снисхождения и должен отвечать по всей строгости закона. Защитник не претендует на полное снятие вины, но настаивает на признании ряда смягчающих обстоятельств и смягчении наказания. Кроме того, перед защитником стоит еще одна весьма специфическая задача: его моральный и, учитывая обязательства, данные им подзащитному, профессиональный долг добиться ходатайства суда о бесплатной операции матери обвиняемого.